Интернет
Журнал "ДОШ"

Я счастлива, что успела стать мусульманкой

Исмаил Курбахажиев

ДОШ от июня 2004

Удивительно, но будь Иман-Валерия Порохова современницей А.С. Пушкина, я бы сказал, что он написал это, подражая ей. Коран пытались, да, именно пытались перевести на русский язык и Г. Саблуков и И. Крачковский. Отдавая должное этим двум авторам, я не могу назвать иначе как попыткой их перевод по сравнению с переводом Пороховой. С её легкой руки Коран зазвучал наконец-то и на русском языке, волнуя и пленяя миллионы сердец, как он доселе делал это только на арабском. Иман-Валерия Порохова – женщина известная и почитаемая во всем мире, особенно в мусульманском. Действительно, остаться равнодушным и не прочитать ее невозможно. Если вы хоть раз читали перевод Смыслов Корана В. Пороховой, вы сами все поймёте. Труд, вложенный ею, хрупкой женщиной, в этот перевод, неимоверно велик. Помимо труда, в него, как говорит сама Иман, вложена часть ее души. Наверное, именно поэтому перевод Смыслов Корана Пороховой так легко ложится на ум, так завораживает сердца. Мы долго говорили с ней на разные темы. Мы беседовали об Исламе, о женщине в нём и о многом, многом другом. Эту беседу мы приводим здесь с некоторым сокращением...



— Валерия Михайловна, ваш перевод Смыслов Корана на русский язык стал своего рода эталоном для переводов, он уже признан всеми авторитетными исламскими богословами как самый достоверный из существующих переводов. До вас Коран переводили на русский язык несколько раз. Еще в 1871 году такую попытку предпринял генерал Д.Богуславский, в 1878 году Г.Саблуков, и, наконец, в 1963-м был опубликован перевод И.Крачковского. Что побудило вас перевести Коран на русский язык еще раз при наличии стольких предшественников? Можно ли сказать, что это было вызвано несовершенством прежних переводов?

— Я бы не сказала, что мое решение перевести Коран на русский язык как-то связано с несовершенством переводов Г. С. Саблукова или И. Ю. Крачковского. Любой перевод всегда отличается от оригинала – это неизбежно. Просто мне хотелось, чтобы Коран был переведен на русский язык не человеком, как говорится, со стороны, а именно уверовавшим в то, что он проповедует. Только так можно передать его суть, его смысл без предвзятости и предубеждений. Коран – не книга, которую можно перевести просто филологически, это совокупность Божьих законов, охватывающих все сферы жизни на все времена. Это вечная книга. Что касается моей работы, я в отличие от традиционно академического перевода старалась эмоционально и стилистически приблизить его к оригиналу, чтобы хоть в какой-то мере погрузить русскоязычного читателя в живую атмосферу стиха Господнего, хотя думаю, что никакие переводы, даже все они вместе взятые, не смогут передать Божественной красоты аятов Корана.

— А как вы пришли к Исламу? Поговорка гласит: не терявший не поймет, потеряв, и нашедшего. Что вы чувствовали, когда настал этот миг? Можно ли вообще объяснить это словами?

— Я читала Коран, и в какой-то момент ощутила некое озарение, охватившее меня изнутри. Всем сердцем я чувствовала, что я мусульманка и нет в этой священной книге ни единого слова, с которым моё сердце было бы не согласно. Я так хотела на весь мир произнести шахаду (Ла илаха иллаллах, Мухаммаду расулуллах – то есть, нет Бога, кроме Аллаха, и Мухаммед пророк его – Слова, обязательные при принятии Ислама, – прим. автора), чтобы все люди узнали об этом! Я нашла, нашла-таки истину! Я так была счастлива, что успела стать мусульманкой в этой жизни, что успела придти к единобожию. Не знаю, как это передать. Слова здесь точно бессильны. Да я и не хочу это описывать, наверное, такое каждый переживает по-своему. Это когда тебе очень хочется плакать от счастья и не знаешь точно, что именно с тобой происходит...

— В Коране, в суре Нур сказано, что лучшее из одеяний для вас – таква. Это слово, то есть таква, трактуется богословами по-разному – кто говорит, что это джилбаб, кто считает, что это паранджа, а некоторые полагают, что это вообще следует понимать в переносном смысле. Хотелось бы узнать ваше мнение на этот счёт.

— Во-первых, должна заметить, что я не претендую на роль духовного авторитета. И все, что я скажу, – это мое сугубо личное мнение, сформированное на основе тех знаний, которые я черпала из Корана и его тафсиров, сделанных такими почитаемыми в исламском мире людьми как ат-Табари, аль-Куртуби, Ибн Касира, Саид Кутб и т.п.

Во-вторых, никакой паранджи и чадры в Исламе нет. В 24-й суре Корана сказано: (24:31): «И пусть набрасывают шаль на грудь И напоказ свои красоты не являют, Кроме своих мужей, своих отцов...», а чтобы лицо закрывали, об этом в Коране не сказано нигде. Более того, в той же суре в 60-м аяте, а также и по Сунне Пророка Мухаммеда, старым женщинам, потерявшим интерес и всякую надежду на замужество, даже разрешено не носить хиджаба, то есть накидки поверх одежды.

— А ношение черной одежды женщинами-мусульманками на Ближнем Востоке – это тоже один из постулатов Ислама?

— Черная одежда, которую женщины носят, в частности, в Саудовской Аравии, в Иране и в большинстве арабских стран, как говорится, их проблема. Я это сказала даже чрезвычайно влиятельному правителю одной из исламских стран. Черный – это цвет траура. Согласно Корану, насколько я знаю, траур по усопшему длится ровно 4 месяца и 10 дней, а ношение черной одежды в течение нескольких столетий – всего лишь дань национальной традиции.

Никто не имеет права налагать запрет на то, что разрешено Аллахом, кроме него самого. Никто не вправе запрещать женщине красиво одеваться и носить украшения. Ведь в Коране Аллах говорит: (7:32): «Кто наложил запрет На те прекрасные дары Аллаха, Что Он низвел для тех, кто в услужении Ему...» В кругу семьи женщина может носить все, что угодно, чтобы понравиться своему мужу. Но на улице или в присутствии мужчин не из семейного круга одежда женщины-мусульманки не должна быть облегающей, ибо, как предписал Аллах в Коране, всему, что может возбудить сексуальные желания мужчины, надлежит быть закрытым. Одевайтесь красиво, но в тех рамках, что определены Всевышним.

— Тогда сразу возникает следующий вопрос: можно ли заставлять женщину, будь то жена, сестра или еще кто-либо из родственниц, насильно надевать платок, чадру и т.п.?

— В Коране сказано: Аллаху угодно только искреннее обращение к нему. Неискренность неприемлема пред лицом Аллаха, потому что это не что иное как лицемерие. А лицемерие, я вам скажу, большой грех. Те, кто насильно принуждают кого-либо надевать платок или молиться, лицемерят, сами того не осознавая. А те, кто творит молитву или надевает платок под чьим-то давлением или из страха перед смертным, но не оттого, что боится гнева Аллаха, должны знать, что тем самым они лицемерят уже в открытую. Никто не вправе насильно заставлять другого. Каждый должен решать такие вещи сам, исходя из своего собственного волеизъявления. Человек должен придти к истине сам, добровольно, всем сердцем и душой. Только такое благочестие приемлет Всевышний. Лa икрахa фид дин – в религии нет насилия, гласит 2-я сура Корана. Вот главный постулат Ислама. Ислам – религия мира, а не насилия и войны.

— Допускает ли Ислам, чтобы женщина работала? И если да, то существуют ли какие-либо ограничения в этой области?

— Разумеется, она может работать. Только надо согласовывать это с мужем. Воспитание детей – тоже большая и трудная работа. Поэтому если семья – многодетная, воспитывать их – главный, самый ответственный труд женщины. Больше скажу: если позволяют средства, муж должен нанять жене помощницу: Ислам того требует.

Насчет ограничений в каких-либо сферах. Естественно, что мусульманка не может работать в развлекательном шоу-бизнесе так же, как не может работать в этой сфере и мужчина-мусульманин. Но в производительной сфере никаких ограничений нет. Важно только, чтобы работа женщины не была связана с большими физическими нагрузками. Везде в СМИ дело представлено так, будто женщина в арабском мире и, в частности, в Иране, бесправное, второсортное существо. Ничего подобного! Я была во многих арабских странах, в Иране в том числе, и скажу вам, что на престижных местах во всех сферах, где физические нагрузки невелики, будь то редакции газет, банки, преподавание в университетах, работа в музеях, в госучреждениях, – везде много служащих-женщин. Женщины там занимают огромную социальную нишу.

— Давайте поговорим о полигамии, то есть о многожёнстве. Почему-то все уверены, что у правоверного мусульманина должно быть именно четыре жены, – это действительно предписано Кораном? Насколько женщина может и должна с этим мириться?

— Многобрачие так же, как и единобрачие, – естественные состояния человека. Незаконное многобрачие, по-моему, хуже узаконенного, так как первое толкает мужчину на притворство и развивает в нем лживость. Истинное единобрачие есть идеал и совершенная форма человеческой любви. В 4-й суре Корана в 3-м аяте сказано: «Возьмите в жены тех, Которые любимы вами, (Будь то одна, иль) две, иль три, или четыре . Но если есть в вас страх, Что справедливости вы к ним не соблюдете, Возьмите в жены лишь одну...» Когда читаешь подобные аяты Корана, очень важно хорошо знать арабский язык.

Здесь слова насчет боязни, что справедливости не соблюдёте, звучат как предостережение: а вам ее не соблюсти, берите лишь одну, ибо люди не ангелы и остаются людьми всегда. Человек не может при здоровой и добропорядочной жене ради похоти просто взять и жениться. Те, кто ссылается в этом вопросе на Пророка Мухаммеда, должны знать, что браки, заключенные им, были в большинстве своем социально-политическими. Женясь на знатной и на рабыне, на бедной и на богатой, на христианке и иудейке, Он создавал исторический прецедент.

В наши дни полигамия может быть одобрена и разрешена в особых случаях, как, например, при сексуальной несовместимости супругов, или если женщина по состоянию здоровья не может иметь детей, или же когда речь идёт о социальных и военных катаклизмах. Но даже в таких случаях согласие первой жены, согласно Исламу, играет немаловажную роль.

— В СМИ очень много говорится о ваххабизме. Существует ли он вообще и правильно ли использовать этот термин в Исламе?

— Ваххабизм – это религиозная доктрина, имеющая в своей основе прекрасную идеологию и очень кровавую стратегию. А раз стратегия кровава, из этого следует, что она исчерпала себя, так как была порождена определенным временем и конкретной ситуацией. Это ситуативно-религиозная доктрина, привнесенная в Ислам Абдель Ваххабом. Он сам был исключительно порядочным человеком, его религиозная доктрина имела цель вернуть заблудших на путь истинный. Она носила временный характер и была необходима на тот период, как сказал Шейх Кардави, подобно болезненной операции, чтобы излечить организм от недуга. Но есть силы, желающие продлить эту доктрину до наших дней, хотя она исчерпала себя и всецело принадлежит тому времени и месту, где зародилась. Проливать кровь невинных людей и тем более своих единоверцев – большой грех. Аллах это запретил, о чем говорится во многих аятах Корана.

— В чем отличие ваххабизма, когда он практикуется в Саудовской Аравии и когда он переносится сюда, в Россию? Там, как мы знаем, эта идеология является основополагающей, но, тем не менее, там нет войны, крови никто не проливает, люди живут в достатке. Почему в России он возникает только в агрессивных формах?

— Это, прежде всего, следствие невежества. У нас очень мало образованных, по-настоящему учёных богословов. Даже в медресе много людей, крайне несведущих в Исламе. Кроме того, у арабов более традиционно-национальное понимание Ислама.

Во-вторых, как мне кажется, на просторах бывшего СССР проявления того, что мы называем ваххабизмом, именно в сугубо агрессивной форме кому-то выгоднo, какие-то силы очень заинтересованы в том, чтобы дискредитировать Ислам как религию. Эти силы поддерживают и стимулируют такую агрессивность. Нам, мусульманам, надо как-то противостоять этим проискам, а не сидеть, сложа руки. Прежде всего, необходимо просвещаться и просвещать других.

— Реалии сегодняшней жизни научили нас, к сожалению, очень многим доселе неслыханным терминам. Скажите, «смертник-шахид» каково его место в Исламе и есть ли оно вообще?

Во-первых, шахид – это человек, отдавший свою жизнь на пути Аллаха и за веру. Воздаянием ему, как сказано в Коране, является рай, потому что он не пожалел даже своей жизни за веру и ради Всевышнего. Смертник же – человек, идущий на самоубийство, заведомо зная, что он убивает не только врага, но и себя. Самоубийство Ислам запрещает как большой грех и над самоубийцей не читается поминальная молитва. А уж тем более, если человек взрывает вместе с собой мирных людей – это уже смертный грех. Ислам – религия, никоим образом не проповедующая и, тем более, не подстрекающая верующих на совершение таких действий. Хотя СМИ именно так это и преподносят. Нет! Скорее всего, люди, идущие на такой шаг, охвачены жаждой расквитаться за гибель родных и близких, ими руководит чувство личной мести. А если так, они совершают это не ради Аллаха.

— Сегодня исламский мир отстал от Запада во всех сферах, хотя он и снабжает тот же Запад жизненно важными энергоресурсами и т.д. Чем объяснить такое бедственное положение мусульман?

По моему убеждению, главная причина в разобщенности и падении общественной нравственности в мусульманских странах. Происходит заметная деградация мусульманских общин, особенно в арабском мире. Арабский мир избалован, развращён изобилием и богатством, которые обрушились на него в последние десятилетия. Именно поэтому он так разобщён. Материальные ценности там, к сожалению, взяли верх над духовными. Я считаю, чтобы выбраться из такого бедственного положения, Исламу нужен простор.

— То есть надо побольше нововведений бид ат?

Важно определить, что под этим понимать. Ведь под бид ат стараются подгонять очень много чего. Я думаю, здесь, прежде всего, боязнь определенного круга людей выпустить из рук власть и влияние на Ислам. Таким образом, его хотят монополизировать и прибрать к рукам. К примеру, сегодня Ислам как бы централизуется в Саудовской Аравии, ведь две из трёх святынь нашей религии находятся именно здесь. Другие мусульманские страны не хотят мириться с таким положением вещей, когда лидирующая исламская страна погрязла в нечисти и допустила к святым местам откровенно враждебные Исламу силы. Однако узурпировать Ислам непозволительно никому – это религия, посланная всем народам и на все времена, без географических, временных либо национальных ограничений или государственных границ.

— Валерия Михайловна, богослов хоть и благородная, но в миру не очень благодарная профессия. Быть богословом трудно, а женщине вдвойне. Почему вы пожелали стать именно богословом?

Когда я читала переводы Корана на английском и немецком языках, я была просто ошеломлена глубиной его содержания. Коран пленил моё сердце, и я подумала: неужели другим, тем, кто знает только русский язык, останутся неведомы суть и смысл этого Божьего послания?! Я услышала что-то вроде зова души. Именно тогда у меня и возник этот смелый замысел: я решила взяться за перевод. Возможно, что благодаря этому я и стала тем, кем являюсь сегодня. Но я не претендовала на полное воспроизведение Корана, исчерпывающе его перевести может только сам Аллах. Я же недаром на всех своих трудах в обязательном порядке пишу Перевод Смыслов Корана, а не просто Перевод Корана. Моей главной задачей было донести до людей, не знающих арабского языка, именно не искаженную суть и смысл Корана. Надеюсь, что это у меня получилось.

— Когда вы говорите или читаете аяты из Корана, я заметил, вы всегда улыбаетесь. Почему?

Мрачнoe лицо – не по-исламски. Это упрек Всевышнему за созданные обстоятельства. Пророк сказал: «если вам нечего подарить, то дарите людям хотя бы улыбку. Потому что угрюмое лицо распространяет вокруг себя уныние, а улыбающееся сеет доброту.» Когда я была в 1992 году в Грозном, студенты из ЧГУ задали мне точно такой же вопрос. Я открываю Коран и вдохновляюсь, читая его, я улыбаюсь от радости. Я теперь всегда, всю жизнь буду улыбаться. Я приняла Ислам, я встала на правильный путь. Я так счастлива, что успела стать мусульманкой! Успела сделать это в этой жизни, поправить всё! Чувство, что я теперь на верном пути к Аллаху, наполняет меня радостью. Да, я теперь всю жизнь буду улыбаться, не уставая.

 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика