Интернет
Радио "Эхо Москвы"

Интервью

Ксения Ларина, Ринат Валиулин

Эхо Москвы от 17 ноября 2001

В прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы" Валерия Порохова, русская женщина, принявшая ислам, автор современного перевода Корана.



К.ЛАРИНА: Как мы уже говорили, представляя нашу гостью, очень много стереотипов сложилось в отношении в данном случае ислама как религии, как ее представителей, так что давайте немножко об этом поговорим и, может быть, на ислам, на мусульман немножко с другой стороны взглянем, наверняка это полезно, особенно в сегодняшнем мире. С вашего позволения, я бы хотела начать с самого начала, поскольку слушатели интересуются судьбой собственно нашей гостьи, каким образом случилось в ее жизни это событие, что она, русская женщина, приняла ислам, и с чем это связано.

В.ПОРОХОВА: Я думаю, что русская женщина, принявшая ислам. Еще задолго до революции принимали ислам наши крупнейшие мужи и проявляли к этому огромный интерес. Мы можем сказать о Льве Николаевиче Толстом, который не был захоронен по-христиански, потому что он сказал, что под учение Христа было поставлено совершенно нечто иное, церковное, и мы должны освобождать учение величайшего Господнего посланника Иисуса от церковного приносного момента. Это было очень важно, потому что он очень много этим занимался, он говорил, что надо освобождать учение Христа от института церкви.

К.ЛАРИНА: Вы про Толстого, а я про Вас.

В.ПОРОХОВА: Я, наверно, как и вся наша интеллигенция. Я в этом абсолютно убеждена: вся российская интеллигенция всегда была каким-то очень тонким и деликатным моментом обращена на Восток, это очень интересно.

К.ЛАРИНА: Но Вы религиозный человек по своему складу характера изначально?

В.ПОРОХОВА: По складу характера я очень религиозна, я просто этого не знала. И я даже не могу сказать, что я религиозна. Религия это структура веры. Я верующий человек, давайте мы так уточним. Дело в том, что религии - это те структуры, которые построены на вере в Бога, и они построены специально для того, чтобы от веры можно было чуть-чуть обводиться. Потому что религия - это то, что позволяет манипуляцию, а вера в Бога не позволяет, она однозначна: вы верующий или нет. И вот россияне всегда были очень чувствительны к чистоте веры, они всегда были к этому очень открыты, потому что мы очень тонкие, очень открыты, мы очень образованы, и мы всегда этим занимаемся вплотную.

К.ЛАРИНА: Но это просто так не бывает свыше, как ни крути. Это происходит из каких-то бесед, с кем-то, от какого-то влияния со стороны.

В.ПОРОХОВА: Я думаю, это еще происходит из доступа к знанию. Доступ к знанию должен быть.

К.ЛАРИНА: Желание, в конце концов, интерес к этим знаниям.

В.ПОРОХОВА: Вы правы, конечно, но доступ к знаниям должен быть. А у нас, к сожалению, не было ни доступа к евангелистскому знанию, ни к торическому, ни к кораническому. Мы были лишены всякого богословского знания. Это была директива нашего правительства и т.д. Когда я выехала в Сирию, я вышла замуж за сирийца, и я уехала в Дамаск, я попала в чрезвычайно интеллигентную семью. Потому что папин кабинет, моего свекра, он весь уставлен книгами. У меня прекрасные фотографии как раз его кабинета. Я получила доступ к информации, это очень важный момент. И когда я посмотрела, как в Сирии работает религия, мне было интересно, какая же религия так виртуозно работает. Нет воровства, нет алкоголя, нет прелюбодеяния, нет публичных домов. Я была ошеломлена тем, что я увидела в Сирии.

К.ЛАРИНА: Это не было условием со стороны Вашего мужа?

В.ПОРОХОВА: Ни в коем случае. Он знает, что я настолько сильный человек, что если бы это было условием, я бы не вышла замуж.

К.ЛАРИНА: Ваше сознательное желание?

В.ПОРОХОВА: Сознательное желание. Я сама в силу своего характера очень сильный человек, и я сама могу называть условия партнеру, если говорить совершенно откровенно. Может быть, это каким-то гордыня проскакивает, вы меня поймите правильно, это просто вам доказать что это не так, на меня воздействовать нельзя.

Р.ВАЛИУЛИН: Давайте вернемся к Корану, который Вы перевели. Он только недавно вышел.

В.ПОРОХОВА: Я хочу сказать, очень важно было получить одобрение на печать Корана. Дело в том, что если печатается Коран, не одобренный самой высшей инстанцией, которая способна это делать

К.ЛАРИНА: А они как читают, на русском языке?

В.ПОРОХОВА: Да, только так. Делается так. Вы сдаете вашу рукопись в научно-исследовательскую академию, исламскую академию. Она расположена в Каире, нельзя путать с университетом Аль Асхар Аль Шериф, это две разные вещи. Это научная исследовательская академия, там существует генеральный департамент по научным исследованиям переводам и монограммам. Вы сдаете туда рукопись, и генеральный директор набирает комиссию, владеющую двумя зыками. И вы знаете, сколько проверяли эту книгу? Полных 6 лет, через микроскоп. После этого я приезжала туда 5 лет огромное количество замечаний, поправок, уточнений, расширений, сужений и т.д.

К.ЛАРИНА: А их не удивило, что женщина это сделала?

В.ПОРОХОВА: Нет. Мы нашли с ними общий язык. Там сидят исключительно образованные люди, говорящие на 4 языках английский, французский, немецкий. Я была просто ошеломлена высоким знанием тех людей, мужей, которые там сидят.

Р.ВАЛИУЛИН: А почему возникла необходимость перевода Корана? Он же переведен не единожды, на русский язык, в том числе.

В.ПОРОХОВА: К сожалению, я вам хочу сказать, что на английский язык 106 переводов при отсутствии коренной мусульманской диаспоры. У нас коренная мусульманская диаспора, включая русскоязычную до сих пор Среднюю Азию и Кавказ, составляла 67 миллионов.

Р.ВАЛИУЛИН: Но это в бывшем Советском Союзе.

В.ПОРОХОВА: Сейчас 25. Россиян, точно таких же образованных очень умных, очень интеллигентных, с докторскими степенями, с кандидатскими степенями - у нас огромная мусульманская община коренных жителей России. Это не пришлые, это не эмигранты, это наши собственные коренные жители России. Более того, именно из них выходили и Иван Тургенев, который полумусульманин, и Голенищев-Кутузов, мы это прекрасно знаем.

Р.ВАЛИУЛИН: Суворов, Карамзин.

В.ПОРОХОВА: Безусловно, мы можем перечислять и перечислять. И князь Юсупов, который был великолепно жалован нашим императором, и т.д. Они имели очень большие, мощные мусульманские корни. Более того, Александр Невский настаивал, чтобы его сын женился на ханской княжне. Потому что полукровки всегда более талантливы, они всегда более интересны и т.д. Это наши коренные жители, им надо было дать Коран, обязательно переведенный мусульманами, я вам скажу откровенно. Безусловно, если бы я, например, взялась переводить такое виртуозное писание, как Тора, или такую потрясающую вещь, как Евангелие от Фомы, которое я безумно люблю, Апокалипсис Петра, который назван апокрифическим, опять-таки, по человеческим страстям, чьими волеизъявлениями Евангелие от Иакова, сводного брата Иисуса, за которого вышла замуж его мать, каким образом оно могло быть объявлено апокрифическим? Который наблюдал рождение Иисуса и ел и пил с ним из одной миски долгую жизнь. Если бы я взялась, я думаю, что я бы не смогла внести дух, потому что я бы чувствовала очень мощное вторжение человека.

Р.ВАЛИУЛИН: На этом поподробнее, если можно. Ведь известно, что Библия не единожды редактировалась, в отличие от Корана.

В.ПОРОХОВА: Об этом писали самые высокие отцы церкви. Они говорили, и говорили постоянно об этом, что, к сожалению, Евангелия претерпели очень мощное вторжение человеческого фактора, очень мощную редакцию. Но, безусловно, в Евангелии сохранился господний текст в виде прямой речи Иисуса. Это очень важно, потому что мусульманин не считается мусульманином, если он как абсолют не принял мессию Иисуса Христа. Потому что в Коране говорится о том, что мессия Иисус - посланник Божий, и праведной была Мария, мать его. "И я низвел дух, чтобы укрепить его, - говорит нам Всевышний Господь, - и я дал ему слово". То есть он был укреплен и духом Господним, и Господним словом. Поэтому для нас, мусульман, я хочу сказать, это очень важно, мессия Иисус это абсолют, и прямая речь его абсолют. В этом преемственность, предположим, исповедующих православие в России и исповедующих ислам. Более того, христиане называются в Коране как "люди книги", люди, которым ниспосланы Писания. И, безусловно, они верные.

К.ЛАРИНА: Простите, поскольку все-таки у нас светский разговор и мы обещали нашим слушателям, что мы большое внимание уделим их вопросам, - по поводу стереотипов. Как раз тот самый первый стереотип, на который мы и вышли, что якобы ислам отрицает существование других религий, не приемлет - вот ответ на этот вопрос уже прозвучал с Вашей помощью.

В.ПОРОХОВА: Но я хочу тогда дать и две строчки коранического писания, когда говорится так: (5:44-48): «И это мы, кто низвели им Тору, в которой правый путь и свет... по их следам отправили мы Ису, сына Мариам, - Иисуса Христа, - чтобы истины закона Торы утвердить... мы книгу в истине тебе послали, Коран, о Мухаммед...»

К.ЛАРИНА: Вы свой Коран цитируете?

В.ПОРОХОВА: Да, безусловно. (5:48): «...для подтверждения того, что прежде из Писания пришло, для охранения его от всяких искажений». То есть Коран настаивает, что и Евангелие Иисуса, и Тора Моисея были низведены одной и той же рукой Господа.

Р.ВАЛИУЛИН: Только в разное время и на разные географические регионы.

В.ПОРОХОВА: Только в разное время. И это тоже хочу очень жестко подчеркнуть. Безусловно, создав любимейшее из твоих творений, Господь не мог оставить его без призора. Когда мы создаем предмет творчества, компьютер или что, мы немедленно составляем specifications, паспорт. Вот в этом режиме этот прибор безотказно работает. Когда низводится человек как предмет творчества Всевышнего (может быть, это немножко прагматично звучит), немедленно низводится руководство, по которому он должен бессбойно жить в условиях земной реальности. Это руководство называется Писание. Оно низводилось и Адаму, и Ною, и Лоту, и т.д. Все эти руководства были пространственно, национально и временно ограничены, безусловно. Они соответствовали научно-техническому прогрессу того времени, вот этому данному географическому пространству, вот данному менталитету народа, населявшего это пространство, и, безусловно, по исчерпанию своей надобности, функции они уходили в небытие. ***

К.ЛАРИНА: Мы начали говорить о тех стереотипах, которые уже сложились в отношении ислама, особенно сейчас, в это время, когда это является самой главной темой.

Р.ВАЛИУЛИН: Грубо говоря, если мусульманин, значит фундаменталист, если "Аллах акбар", значит, с автоматом подмышкой, и стрелять и резать.

К.ЛАРИНА: А все ли мусульмане так хорошо знают Коран, как Вы?

В.ПОРОХОВА: К великой беде. Мне кажется, что если бы все миллиард и 200 миллионов людей знали Коран, грубо говоря, профессионально, у нас не было бы никаких ситуаций политических, социальных, религиозных, которые созрели сейчас в начале 20 века. Это именно от незнания, от недостатков просвещения. Потому что люди считают так: я родился мусульманином, и то, что мне бабушка сказала, то, что мне навязали папа и мама, - вот это и есть ислам. Это же далеко не так, надо читать Коран.

Р.ВАЛИУЛИН: По Корану, человек, поднявший руку на другого, он праведно поступает, - убивший неверного?

В.ПОРОХОВА: Во-первых, я хочу сказать, что самая первичная заповедь кораническая звучит следующим образом: «И не убей ты душу, что Господом твоим освящена была».

Р.ВАЛИУЛИН: То есть параллель это библейское: «Не убий».

В.ПОРОХОВА: Да, именно ту душу, которая была освещена Господом.

Р.ВАЛИУЛИН: Даже неверного нельзя?

В.ПОРОХОВА: Давайте я сейчас ухвачусь за Ваше слово "неверный". Потому что что такое неверный по исламу? Неверный по исламу - это только неверующий, то есть безбожник, тот, который категорический отрицает существование создателя.

Р.ВАЛИУЛИН: То есть коммунисты, например?

В.ПОРОХОВА: Коммунисты. К неверным относятся и многобожники, которые делают себе изваяния каменные, деревянные, которые создают себе кумира. Это библейское «не создай себе кумира». Это очень важно, и не делайте никаких изображений мужчины и женщины, не молитесь им, - это первейшая заповедь библейская, которая, кстати, была нарушена институтом церкви, когда были сделаны изображения. Так вот, безбожники и неверные - это многобожники, которые поклоняются своим кумирам, созданным их воображением. Что такое верные? А верные, против которых ни в коем случае не разрешается воевать мусульманам, это те, которые исповедуют монотеизм, то есть единобожие. К верным относятся, по Корану, и христиане, и иудеи, люди Писания, которым было послано Господне писание и которые веруют в Бога единого. И христиане, и иудеи являются верными, и об этом в Коране очень часто говорится, поэтому мы должны об этом говорить.

Р.ВАЛИУЛИН: Еще одно стереотипное восприятие такого понятия, как джихад. Что такое джихад на самом деле?

В.ПОРОХОВА: Джихад очень правильно. Я почему дам определение именно это, излюбленное мною определение джихада, потому что оно было сделано людьми, принадлежащими к другой религии. На Ватиканском соборе 1972 года Римский Папа заявил, что мы неправильно понимали джихад. Джихад - это усилия на Господнем промысле. Арабский Коран еще больше уточняет, что такое джихад. Джихад - это прежде всего победа на собой, победа над своим прагматизмом. Над своим неверием, над своим многобожеством, предположим, победа над своими страстями, победа, вообще-то, говоря и на своей похотью. Вот что такое джихад. И он называется "джихад кабир", вооруженный джихад. Вооруженный джихад строго обусловлен кораническим заветом, словами Господа Всевышнего, только началом агрессии со стороны. (2:190): «Сражайтесь за Господне дело лишь с тем, кто борется с тобой, дозволенного грань не преступай...» (4:90):«...И если вам они предложат мир, Аллах вам не дает ни коего пути вести сражения против них».

К.ЛАРИНА: Лично Вы по своим ощущениям эмоциональным, наверно, что испытали 11 сентября этого года?

В.ПОРОХОВА: Я испытала настолько страшный стресс, я была настолько ошеломлена, так убита тем, к чему сейчас мы приходим в этом противостоянии. Но я никак категорически не считаю, что это конфессиональное противостояние. Это не конфессиональное противостояние, и на этом уже остановились и немцы, и англичане. Это не был тот теракт, который мы именуем тем словарным терроризмом, который мы читаем. Теракт помните, был взрыв в Оклахоме, в торговом центре, был взрыв в Нью-Йоркском торговом центре, это был взрыв в наших Печатниках, когда ни в чем невинных детей ночью лишают жизни, это теракты, за это люди должны быть очень серьезны наказаны.

К.ЛАРИНА: А это что?

В.ПОРОХОВА: Это был challenge, это был вызов. Это то, что я дала и на радиостанцию "Свобода", и на радиостанцию ВВС. Это был выход тому, что сейчас происходит миру. Это было то, что когда одна страна объявляет всему миру - "вы с нами или против нас?", когда одна страна претендует на свою исключительность и на способность, возможность абсолютного диктата по всему земному шару, она всегда может. Это очень грустно, это очень больно, страдают-то невинные, но она всегда подвергает себя нападке такого рода.

К.ЛАРИНА: То есть Вы считаете, если можно так сказать, что президент США должен в какой-то мере взять вину на себя за это?

В.ПОРОХОВА: Безусловно, президент США предыдущий, последующий и будущий, если они будут проводить такую же линию, и несколько президентов до нынешнего президента Нельзя было вести себя так беспардонно в геополитической и в кредитно-финансовой системе. Вы обратите внимание, нападение было совершено на главу финансово-кредитной системы всего мира и на ее политическую крышу, на Пентагон. Это об очень многом говорит.

Р.ВАЛИУЛИН: В этой связи, с точки зрения коранического учения, справедливо ли было это действие со стороны?

В.ПОРОХОВА: Ни в коем случае, это несправедливо. Коран, кораническое писание - все категорически запрещают эти методы борьбы. Те методы борьбы, которые ведут за собой жертвы невинных людей, категорически запрещены кораническим уставом.

Р.ВАЛИУЛИН: В этой связи Усама бен Ладен несколько дней назад заявил, что такие действия против США оправдываются, в том числе, исламом.

В.ПОРОХОВА: Ни в коем случае. Усама бен Ладен здесь находится в очень глубоком и недозволенном заблуждении, ни в коем случае нельзя это оправдать ничем, никакими оправданиями, здесь оправдания быть не может. Эти люди совершили очень большие преступления, и они должны нести наказания. Но это наказание должно быть словом, адресное. Уничтожать и подвергать всю страну ковровой бомбардировке, где гибнут те же самые дети, то есть здесь уже идет терроризм политический и гораздо более масштабный, - весь мир сейчас выступает против этого, а в Англии огромные демонстрации. У нас почему-то их не показывают. Меня очень волнует, что мы так изолированы. В Германии очень большие демонстрации. Во всех странах мира, весь мир возмущен тем, что проходит сейчас в Афганистане. Давайте говорить откровенно. Сначала разыгрывалась американцами карта Милошевича и подверглась полному уничтожению инфраструктура Сербии, сейчас разыгрывается карта бен Ладена и подвергается уничтожению та страна, которая очень близка к нашим границам и куда они никогда раньше не попали бы. У нас НАТО наступает на нас с запада и с юга на нас наступают те же США. Я в этом усматриваю очень большой геополитический конфликт.

К.ЛАРИНА: Я бы хотела с помощью наших слушателей вернуть Вас ко времени еще одной трагедии. Пожалуйста, прокомментируйте уничтожение в Афганистане изваяний буддийских святынь.

В.ПОРОХОВА: Об этом была замечательно высказана позиция всего арабского мира, включая ортодоксальную Саудовскую Аравию. Если вы обратите свой взгляд и на Вавилон в Ираке и на пирамиды и Сфинкса в Египте исламская цивилизация никогда не подвергала уничтожению памятники прошлого. Потому что дар ваяния заложен в человека ваятеля Господом Богом. И когда Иоганн Себастьян Бах пишет фуги или токкаты, или когда Рафаэль или Микеланджело рисует Мадонну, или когда строится статуя Будды, - это господний дар творчества. Это не имеет никакого отношения к конфессиональной направленности. Это уже общечеловеческая ценность, и распоряжаться ею может только человечество в целом, но никак ни один необразованный, непосвященный и не владеющий кораническим знанием человек или нация.

К.ЛАРИНА: Почему же все-таки лицо ислама как религии определяет в данном случае большинство, как мне кажется, тех, кто является непросвещенным и необразованным? Мы же по этому судим?

В.ПОРОХОВА: Да, но если мы посчитаем на пальцах одной руки, сколько этих непросвещенных и необразованных, то из миллиарда 200 миллионов наберете самое большое 5-10 тысяч. А это даже не составляет сотой доли процента. То есть их так мало. Но, к сожалению, своей беспредельной дерзостью, беспредельной жестокостью или невежеством они как-то выходят на передовую нашего восприятия. Но, тем не менее, обратите внимание, кто принимает ислам при такой некрасивой картине его подачи? А подают, его в этом очень сильно задействованы средства массовой информации. А кто принимает ислам? Ив Кусто, Рене Гинон, Роже Гаруди - самые высочайшие и образованные. Морис Букаи, французская Академия наук. Кейт Мор, нобелевская премия. Очень интересная вещь. Морис Букаи сказал потрясающую вещь, что ислам будут принимать только люди, владеющие самым широким спектром знаний, но отнюдь не человек с улицы. Это очень интересный момент.

К.ЛАРИНА: Вопрос от наших слушателей. «Не кажется ли Вам, что в Коране можно найти оправдание любому поступку?» В принципе, оправдание любым поступкам можно найти в любой книге.

В.ПОРОХОВА: И в Библии, когда Иисус нам говорит: «Не думайте, что я принес мир на землю. Не мир принес я, но меч». Оправдания вы там не найдете. Надо прочитывание и надо согласование читаемого текста с контекстом, не в отрыве от контекста.

К.ЛАРИНА: «Если Коран запрещает поклонение кумиру, то почему в Ираке создан культ Саддама Хусейна?» спрашивает Ирина Павловна.

В.ПОРОХОВА: Человеческие страсти. Причем он же не обожествляется, он создан на социальном и политическом уровне, ни в коем случае не конфессионально.

Р.ВАЛИУЛИН: Не возведен в лик святого.

В.ПОРОХОВА: Ни коим образом.

Р.ВАЛИУЛИН: К вопросу о Лике, об изображении. В церквах православных поклоняются же лику, Иисусу.

В.ПОРОХОВА: Поклоняются лику, и я считаю, что это нарушение первичной заповеди, потому что у нас в Торе написано. "У нас" потому что Тора Господня, в господней части Торы, которая не подвергалась изменению, написано следующее: «Дабы вы не развратились и не сотворили кумира себе, и не сделали никакого изображения мужчины и женщины, и не поклонялись им.» А Иисус в Новом Завете в центральном Евангелие от Матфея тут же утвердил эту заповедь следующим образом: «Не думайте, что я пришел нарушить Тору. Не нарушить пришел я, но исполнить, ибо истину говорю вам, не придет земля и небо, покуда каждая черта, каждая йота в законе не исполнится.»

К.ЛАРИНА: Есть еще одно интересное сообщение от наших слушателей, которые обвиняют нас в том, что мы не спорим с Валерией Михайловной. «Своим молчанием вы способствуете фактическому объявлению войны атеистам, то есть неверующим.» Я не очень понимаю, почему такой вывод сделал наш слушатель.

В.ПОРОХОВА: Вы знаете, что коранический текст дает свое отношение к атеизму, и я прочитаю, какое оно доброе. «Взовите к Богу мудростью и красотой вещаний и убеждайте несогласных мягкостью речей. А коль они вас не поймут, ну не поймут, что есть Господь Всевышний, - скажите: "Мир", - и уходите.» Вот вам, пожалуйста, каноническое отношение к атеизму. Скажите: "Мир", и уходите.

К.ЛАРИНА: Но мы же говорим о каких-то крайних проявлениях. Вначале я не случайно вспомнила знаменитое определение фундаментализма, которое существует. Мы, кстати, встречались здесь после 11 сентября с представителями православной церкви и как раз говорили, что фундаментализм может быть не только исламский, слава богу, сколько мы видели и проявлений христианского фундаментализма. И вопрос от Ларисы. «Почему же все-таки мировое мусульманство допускает такие грубые искажения Корна и ничего не предпринимает в борьбе с этими искажениями?»

В.ПОРОХОВА: Это очень большой вопрос. А я вам скажу, почему. Потому что они замкнулись на своих прагматических интересах и больше ничего другим не хотят заниматься. Здесь мусульманский мир очень мощно проигрывает христианскому миру. Он проигрывает в проповеди, он проигрывает в миссионерской работе. Шейхи, которые испытали очень большую языковую интерференцию, они не могли изложить правильно свою миссионерскую работу, дальше, менталитет арабского мусульманина, даже не арабского, менталитет мусульманина 20 века - это не менталитет безбожника 20 века, это не менталитет верующего 20 века, который не верует в ислам. Это менталитет, который замкнулся в самом себе, и здесь я бы привела замечательный хадис пророка. У нас хадис пророка звучит следующим образом: «Обращайтесь к людям согласно их менталитету, чтобы они не сочли Господа и его посланника лжецами». А вот обращаться согласно их менталитету мусульмане сейчас и не могут, они не делают поправки на европейский менталитет, вот здесь, я думаю, проигрыш очень сильный.

К.ЛАРИНА: Появилось такое понятие в последнее вовремя, как европейский ислам?

В.ПОРОХОВА: Замечательно. Появился. Сейчас в России 10-тысячная мусульманская славянская община, причем там доктора наук, кандидаты наук, очень высочайше образованные мужчины. Но я сейчас вам скажу, что в Англии. В Англии сейчас 500 тысяч англичан английского происхождения без малейшей капли этнического мусульманства приняли ислам. Ислам принимает Палата Лордов, вы, наверно, видели, лорда Ахмеда показывали недавно по российскому телевидению, ислам признает Академия наук Лондона, ислам принимают Кембридж и Оксфорд, это же замечательно. То есть принимают, как предсказывал Морис Букаи из Французской академии наук, самые высокообразованные. То же самое в Германии, где я разговорила с главой церкви на международной конференции и он очень сетовал, что такое большое количество немцев арийского происхождения принимает ислам. Это очень интересно. Именно те люди, которые получили доступ к Священному Писанию. А немецкие переводы и английские виртуозные, они канонизированы, и они давно получили доступ к настоящему каноническому переводу и т.д. И вот это очень важный момент.

К.ЛАРИНА: Когда произошло это событие трагическое в Америке и вообще в последние годы, когда этот вопрос встал очень острого противостояния, Вы лично как человек, живущий и работающий здесь, в России, мусульманка, испытывали на себе какое-то

В.ПОРОХОВА: Чувство вины? Я вам скажу, что я не спала. Во-первых, я человек очень сильный и очень волевой, но я заплакала. Я не могла смотреть на гибель такого количества ни в чем невинных людей.

К.ЛАРИНА: А люди к Вам не стали относиться по-другому? У Вас же есть наверняка друзья, которые

В.ПОРОХОВА: Ко мне замечательно относились люди, они видели, как я это больно пережила, они видели, какую травму я испытала, какой стресс. Они чувствовали, что на мне даже было чувство вины, что я, мусульманка, я не смогла хоть что-то вложить, хоть мою крошечную миллиардную долю, чтобы можно было это предотвращать.

Р.ВАЛИУЛИН: Так, может быть, эта вина больше относится к духовенству мусульманскому, может быть, они как раз должны заниматься не тем, чтобы запрещать и высказываться против программы "За стеклом", а скорее все-таки проповедовать истинную веру, истинный ислам?

В.ПОРОХОВА: Мне кажется, что только сейчас, последние 5-6 лет я вижу достаточно хорошее начало этого великого джихада, проповедничество. Но, к сожалению, очень мало людей, которые обладают знанием ислама. Что такое духовенство? Их же очень мало. У нас же не обучались люди исламоведчеству во время советского режима. У нас была научная философия, и все люди, в общем-то, которые сейчас объявили себя исламоведами, они защитили докторские по марксистско-ленинской философии, вы же прекрасно это знаете. Потому что так нужно было. И их винить ни в коем случае нельзя никаким образом. Единственное, какие можно претензии к ним предъявлять что сейчас они, надев на себя такой статус исламоведа, на телевидении дают анализы, ни у одного из них не прозвучал коранический текст. А какое же это исламоведение? То есть каждый постулат, который они выдвигают, должен быть освидетельствован в Писание, только Писание является тем аргументом, который принимает верующий человек. Но я, например, как верующий человек принимать аргумент исламоведа, не цитирующего мне коранический текст, не согласна. Хотя бы Сунна Пророка. Но, к сожалению, наши исламоведы не дают ни того, ни другого. Я считаю, это ни в коем случае не их вина, я считаю, что это очень вина тех обстоятельств, которые сложились в нашей стране, что мы расхлебываем последствия того, что было посеяно 80 годами цинизма, безбожия. Мы вырастили эти плоды, мы их собираем. И сейчас, чтобы нам воспитать новое поколение мусульман чистых, ребята сейчас поехали в Аль Асхар Аль Шериф, в университет, в колледжи, разъехались в Сирию учиться. Мне кажется, они будут тем массивом, из которого будет идти знание настоящего ислама. Дай Бог, чтобы это так было.

 
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика